Победа здравого смысла? Беларусь все-таки будет производить "человеческий" инсулин. Белорусский инсулин


СДЕЛАНО В БЕЛАРУСИ - Жизнь на инсулиновых пиках - Журнал "Жизнь с диабетом" № 42 / Июль 2009

 

Светлана КАЗАЧОНОК, г.Минск, стаж диабета I типа – 45 лет

 

Успех в лечении диабета зависит от многих факторов, но один из главных – наличие качественного инсулина. Это мой собственный вывод, сделанный на основе 45–летнего опыта – с 12 лет, с далекого 1963 года, пришлось корректировать судьбу и строить жизнь под “пики” действия инсулина...

Я успешно закончила школу, институт, долгие годы работала на Минском фарфоровом заводе. Диабет практически не лишил меня радостей жизни, просто стал повседневной особенностью. Но всегда остро стоял вопрос об инсулинах. Как любой диабетик из прошлого века, я их перепробовала много и разных – свиных, говяжьих, генно–инженерных. В школьные годы получала один из лучших того времени – инсулин–Б. Но пока к нему не приспособилась, не набралась опыта, лечение создавало много проблем. Затем этот инсулин исчез, появился другой – ИЦСА (суспензия цинк–инсулин аморфный). От него остались самые мрачные впечатления – головные боли, тошнота, подавленность. Уже учась в БПИ, несколько раз лежала в больнице из–за непереносимости ИЦСА. Затем его заменили на протамин–цинк–инсулин в сочетании с простым, и опять плохо снижался сахар, болела голова, подташнивало. Спасала молодость. С появлением монотарда почувствовала себя лучше, но появились осложнения. Да и монотард периодически исчезал.

Сценарий посещения эндокринолога в 80–е годы был предельно прост: врач объявлял ассортимент инсулинов (весьма скромный), и я выбирала более очищенный. Несколько раз пыталась перейти на белорусский инсулин, но безуспешно. Даже увеличение дозы не приводило к нормальному снижению сахара.

Из месяца в месяц почти 25 лет я не знала, какой инсулин буду колоть завтра. Но, что ждет впереди, и не подозревала.

Самые печальные времена для белорусских диабетиков приходятся на годы перестройки. В 1996–м при чехарде с инсулинами у меня начался гнойный артрит, около 3 месяцев пролежала в больнице. Врачи старались, но не могли остановить воспалительный процесс. Ходить уже не могла, кричала от боли, нога превратилась в бревно, около года температурила. Спасение пришло от подруги, которая достала качественный датский инсулин да в придачу глюкометр с тест–полосками. Контролируя сахар, не допуская его значений выше 7–8 ммоль/л, добилась успеха, встала на ноги.

Хорошо помню июнь 2001 года, когда на приеме у эндокринолога в своей поликлинике узнала, что инсулина для больных вообще нет. С трудом взяла себя в руки, подавила отчаяние (как на беду, дома после тяжелой операции лежала сестра, ей требовалась моя помощь). Опять выручили друзья.

С тех пор я перестала посещать врача и лечилась самостоятельно. Перешла на многократные инъекции, приобретая в коммерческих аптеках импортные инсулины. Но в конце 2008 г. И с ними в Минске случился перебой. Пришлось обратиться в городской диспансер, где мне рассказали о новом генно–инженерном инсулине белорусского производства и предложили его попробовать. Поскольку выбирать не приходилось, согласилась, правда, без энтузиазма.

На следующий день начала колоть белорусские инсулины. Прежние дозы не меняла. Прошла неделя, две, три… Корректировать дозы и не пришлось, т.к. показатели сахара в крови оказались идентичными показателям с импортными препаратами. Например, 10 ночных единиц инсулина снижают у меня сахар приблизительно на 3ммоль/л, точно так повел себя и протамин–инсулин ЧС. Никаких отрицательных явлений (головная боль, тошнота) не появлялось. Чувствую себя нормально.

Неужели свершилось?! Появился качественный генный инсулин отечественного производства! Ведь это значит, что многие диабетики нашей республики смогут нормально лечиться, осуществлять свои планы и не умирать раньше времени от осложнений.

Я очень благодарна людям, которые сумели реализовать столь жизненно необходимый проект. Наконец диабетики почувствовали заботу государства. Шаг в нашу сторону сделан, надеюсь, не последний!

 

 

НАШ КОММЕНТАРИЙ

Белорусскими учеными–фармакологами разработана новая лекарственная форма генно–инженерных инсулинов на основе субстанции всемирно известной скандинавской компании. Два года назад ООО “Белмедпрепараты” отправило в аптеки первые партии новой продукции.

Реакция людей с диабетом была двойственной. С одной стороны, конечно, радость и надежды: наконец–то появились “свои” генно–инженерные инсулины. Для государственной казны это большая экономия валюты, а для диабетиков – гарантия того, что современные инсулины (их еще называют “человеческими”) теперь доступны не только детям, но и взрослым пациентам, что можно не бояться перебоев с поставками и вынужденного перехода с одного инсулина на другой (это нередко приводит к декомпенсации диабета).

Но вместе с тем у людей была тревога: насколько качественны и эффективны отечественные препараты? Многим, как и автору письма, основания для тревоги давал личный прошлый опыт. На фоне этой настороженности единичные негативные факты очень быстро превратились в “снежный ком” – среди диабетиков нарастала молва: “И эти отечественные инсулины плохие!” Еще совсем недавно было много дебатов, выступлений в СМИ по этому поводу.

Тем временем специалисты–врачи, ученые, технологи производства – спокойно, по–деловому решали проблему. Эндокринологическая служба республики выявляла и анализировала каждый факт недостаточной эффективности или негативного побочного действия новых белорусских инсулинов, а также наличия во флаконах белого осадка, который не устраняется при подготовке раствора к введению. Последнее обстоятельство стало поводом для серьезной доработки технологии изготовления инсулина на сегодня, утверждают производственники и врачи, этот вопрос окончательно решен, “брака” нет. Однако пациент должен строго следовать инструкции по хранению и использованию препарата для получения максимального эффекта.

Что касается механизма действия белорусского инсулина, то и сами пациенты прекрасно знают: здесь очень многое зависит от индивидуальных особенностей организма, есть диабетики, которым “не идут” даже самые совершенные импортные препараты. Поэтому в резерве имеются аналоги других фирм – для возможности индивидуального подбора.

Но есть и обратная сторона медали. Чтобы инсулины “работали” на все сто процентов, человек с диабетом должен грамотно действовать: регулярно измерять уровень сахара в крови, считать количество потребляемых углеводов, определять дозу для инъекции инсулина в точном соответствии с потребностями организма. Этому необходимо научиться – по книгам, в “школе диабета”, с помощью лечащего врача. И полученные знания использовать в повседневной жизни. Но далеко не все, особенно люди старшего поколения, это делают.

Заведующая эндокринологическим отделением ГКБ№ 1 г.Минска Наталия Михайловна ЛИХОРАД говорит: “Когда мы выясняли причины декомпенсации диабета при использовании новых белорусских инсулинов, мы очень тщательно анализировали ситуацию с каждым таким пациентом. И почти всегда убеждались: декомпенсация была и раньше, на других инсулинах. Причина – в недостаточной диабетологической грамотности, в нежелании ее восполнять. Большую роль сыграла и психологическая настроенность пациентов на негативное восприятие новых отечественных инсулинов”.

Создание нового фармацевтического продукта, освоение его выпуска – дело очень сложное, дорогое и длительное. Не всегда все получается сразу. Это нужно понимать. Сегодня, убеждены врачи–эндокринологи, проблем с качеством белорусских инсулинов нет. И они уверены, что благодаря новым инсулинам в республике будет гораздо меньше проблем с лечением диабета.

Мнение специалистов представила Ольга СВЕРКУНОВА

diabet.by

Общество Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

В Беларуси собирают подписи против лечения китайским препаратом

Жители Республики Беларусь приступили к сбору подписей против принудительного лечения их детей, больных диабетом первого типа, новым биоаналогом «Гларгин» китайского производства, перепакованного на «Белмедпрепаратах» под белорусский, передаёт «Белсат».

По всей республике для детей, больных диабетом первого типа, врачи заменяют используемый ранее в лечении оригинальный немецкий инсулин «Лантус» на новый белорусский биоаналог «Гларгин» китайского производства.

По мнению родителей, препарат не прошёл достаточных исследований, его безопасность и эффективность не подтверждены, отсутствуют также сведения о его клиническом применении.

„Лантус“ прошёл проверку годами, а „Гларгин“ был проверен только шесть месяцев на людях, страдающих диабетом второго типа. Они кололи его раз в день. Они кололи его короткое время, и сейчас этот инсулин принудительно назначают нашим детям», — заявила Лидия Карцева, мать больного ребёнка. По её словам, «фактически ― это исследование», которое проводится на белорусских детях.

Все препараты инсулина имеют сахаропонижающий эффект, однако для родителей остаётся неясным, какая будет терапевтическая эффективность и индивидуальная чувствительность от «Гларгина».

Сбор подписей

Против использования «Гларгина» китайского производства родители больных детей по всей республике стали собирать подписи. Среди них мать девочки Дианы из Слонима, которая больна диабетом с 2012 года. Её болезнь осложняется аллергией на все виды инсулина длительного действия. Жизнь девочки поддерживается специальным насосом, впрыскивающего при необходимости малую дозу короткого инсулина.

Врачи предложили проверить Диану новым препаратом на наличие аллергии, однако родители отказались, опасаясь последствий. После этого медики потребовали вернуть им насос для впрыскивания, поскольку на него хватает претендентов. «У нас только короткие инсулины, на длинные доказана аллергия, тестовый я боюсь колоть, так как они сами не понимают, какие могут быть последствия. Если заберут насос, я даже сегодня говорила, а что мне вместо насоса ей колоть? Вот как ей жить?» — говорит её мама Людмила.

Официальный отказ от использования нового препарата снимает с медиков ответственность за жизнь девочки. «„Гларгин“ отличается большой продолжительностью действия, что позволяет применять его всего 1 раз в сутки», ― пояснила в интервью «Вечернему Минску» Наталья Нечай.

Импортозамещение в медицине

В марте 2015 года в Республике Беларусь был опубликован приказ Минздрава «О продвижении отечественных лекарственных средств в организациях здравоохранения». Приказ связан с тем, что президент республики Александр Лукашенко поставил задачу ―до конца 2015 года обеспечить фармацевтический рынок лекарствами отечественного производства на 50% «в стоимостном выражении».

При этом в Минздраве заверили, что отечественный препарат не будут назначать, если наносится вред здоровью. Ведомство привело в качестве примера больных диабетом, из которых 20% (на 2015 год) получают импортный инсулин, поскольку им не подошёл белорусский аналог.

«В нашем обществе есть стереотип, что почему-то индийский, российский, украинский препарат лучше белорусского. Этот стереотип мы хотим разрушить», — сообщили в пресс-службе Минздрава.

«Белорусские препараты ничем не хуже импортных, ведь составные части мы закупаем. Просто многое расфасовывается в Беларуси, и, как правило, это дженерики, ― цитирует b-g.by слова своего источника из медицинской сферы. Сейчас есть белорусские аналоги практически всем наиболее востребованным препаратам. Перед тем как любой наш препарат поступает в продажу, уже все исследования в отношении его проведены, без этого к использованию их не допускают, отметил источник.

Более скептически относится к реформе врач-невролог Василий Авраменко: «В белорусских лекарствах очень часто белорусская только упаковка», ― сообщил он belsat.eu. «Проблема не в том, что Беларусь снижает количество импорта иностранных лекарств, а в том, что у нас нет белорусских аналогов некоторых из них. В таком случае больные не имеют никаких лекарств вообще», ― заявил он в 2015 году. Возможно, сейчас ситуация улучшилась.

Экспорт белорусских лекарств

Экспорт лекарственных средств белорусского производства в 2016 году возрос на 12% до $115 млн по сравнению с уровнем 2015 года. Об этом 21 марта на пресс-конференции в пресс-центре «БЕЛТА» сообщила Татьяна Тумеля.

На экспорт отправляется более 25% произведённых в стране лекарственных препаратов. Белорусские лекарства экспортируются в 29 стран мира. Основная масса отгружается в Россию.

При этом доля белорусских лекарственных средств в стране в стоимостном выражении составила 51,9%. По состоянию на 1 марта 2017 года в стране зарегистрировано 4,5 тысячи лекарственных средств, в том числе 1,6 тысячи отечественного производства.

По данным Минздрава Республики Беларусь, за 4 месяца 2017 года из обращения было изъято 18 наименований некачественных лекарственных средств. Среди них отечественного производства ― 12 наименований, российского ― 5, польского ― 1.

newsland.com

Победа здравого смысла? Беларусь все-таки будет производить "человеческий" инсулин

YouTube Instagram Год назад "СБ" опубликовала расследование "Инсулиновая война: победители и жертвы". Речь шла главным образом о жесткой борьбе иностранных производителей за белорусский рынок, потребляющий инсулина на миллионы долларов в год. Для непосвященных: десяткам тысяч больных инсулин жизненно необходим ежедневно, по нескольку инъекций в день! Выходило так, что победителем в этой борьбе оказалась чешская фирма "Спофа" со своим, мягко говоря, проблемным продуктом...

С Новым годом!

Больные сахарным диабетом, "посаженные" на чешский "свиной" инсулин, в своих письмах единодушно поддержали критическую позицию газеты. В некоторых кругах статья, напротив, вызвала раздражение, поскольку ставила под сомнение 10-летнюю программу сотрудничества "Спофы" и ОАО "Белмедпрепараты". Программу, которая предусматривала производство в Беларуси устаревших свиных инсулинов; которая надолго консервировала наше отставание от стран, перешедших на "человеческий", генно-инженерный инсулин.

...Как учебный год начинается 1 сентября, календарный - 1 января, так диабетики всех стран отмечают "свой" Новый год 14 ноября. От множества других болезней сахарный диабет отличается еще и удивительным единением больных, их буквально планетарной солидарностью. Суть и смысл ее в том, чтобы помогать друг другу жить полноценной жизнью, ведь современные препараты это вполне позволяют. Обмен информацией между диабетиками всех стран идет непрерывно, но 14 ноября они сверяют часы одновременно: как жить дальше.

В прошлом году Всемирный день диабета был посвящен сердечно-сосудистым осложнениям, в этом - зрению, в следующем речь пойдет о почках. Лечение некачественными препаратами может грозить потерей зрения, ампутацией ног, отказом важнейших функций организма. В Британии только 6 процентов "диабетических" расходов идет на сахаропонижающие лекарства, зато профилактика и лечение осложнений поглощают 96!

Вот почему и больные, и врачи так дружно восстали против привязки нашей фармацевтики к чешской "Спофе". К приведенным ранее аргументам добавлю лишь один. Уже после публикации в Минске состоялся международный семинар по диабету. Как водится, приехал представитель "Спофы", чтобы в очередной раз рекламировать чешскую свиную субстанцию.

Геннадий Козюк, доцент кафедры эндокринологии, работающей при 10-й минской больнице, прямо спросил гостя (цитирую со слов самого Геннадия Викентьевича): "В Чехии кто-нибудь покупает ваши инсулины?" - "Нет." - "Животные инсулины вообще в стране используются?" - "Очень немного." - "Чьи?" - "Фирмы "Хехст".

Убедительное и, пожалуй, даже циничное подтверждение опасений наших диабетиков, что "...оказавшись невостребованной в собственной стране, "Спофа" пытается реализовать свою продукцию в странах, где, по их мнению, требования к качеству инсулина ниже".

Выскажу личное мнение: нас, грубо говоря, держали за недоразвитых аборигенов, рисуя перспективы экспорта животного инсулина в более отсталые страны. Это при том, что Беларусь производила инсулиновые препараты около 50 лет, играла ведущую роль в СССР, располагала (и располагает) лучшими технологиями.

И вот к началу "нового диабетического года" наши больные получили от правительства достойный подарок. Как уже сообщалось, Президиум Совета Министров признал необходимым разработать инвестиционный проект по организации выпуска отечественного генно-инженерного инсулина. Решению предшествовала длительная подготовительная работа, консультации ученых, медиков, фармацевтов, технологов, финансистов.

Больные называют его "человеческим". В этом, как пояснил мне директор концерна "Белбиофарм" Вячеслав Драница, есть рекламная натяжка. Ничего человеческого в нем нет - он целиком получается методом микробиологического синтеза. Но по составу аминокислот абсолютно (в отличие от животного) соответствует человеческому организму. Поэтому не отторгается, действует эффективнее, не грозит осложнениями.

Его выпуск - дело непростое: фирмы-производители свои "ноу-хау" даром не раскрывают. Но переговоры с ними, по словам Вячеслава Викторовича, уже ведутся. Пока рано говорить, с какой именно фирмой и на каких условиях будет сотрудничать Беларусь; будет ли это целиком "наш" инсулин или произведенный из закупленной субстанции. Ясно, что выпуск должен начаться уже в следующем году на базе "Белмедпрепаратов", где персонал и технологии готовы к этому процентов на 70 - 80. А что "Спофа"?..

"Программа однозначно требует корректировки, - подчеркнул В.Драница. - Сотрудничество в производстве животного инсулина возможно лишь в том случае, если будет выгодно, если будут перспективы продаж, экспорта". Пусть с опозданием, но мы, слава Богу, притормозили. Иначе еще 8 лет поспешали бы не за прогрессом, а в обратную сторону!

Этикетка с изнанкой

Все больные и врачи восприняли новость с облегчением и надеждой. Считаю это победой здравого смысла и проявлением государственной заботы о них.

Специалисты удивили меня сообщениями о новых, аналоговых инсулинах "короткого действия", появившихся буквально в последнее время. И что, спрашиваю, Беларусь опять будет отставать?

Нет! Переход мировой практики от животного инсулина к генно-инженерному действительно был революционным. Теперь речь скорее об удобствах применения. Введение инсулина (больной, напомню, делает инъекцию самостоятельно) строжайше связано с приемом пищи и требует самодисциплины. Человек мог ошибиться, забыть (не успел поесть или ввести лекарство), что грозило неприятными последствиями. Аналоговый инсулин можно вводить прямо за столом, во время еды. Можно - малыми дозами в течение дня, т.е. добиваясь максимальной компенсации, приближая эффект лекарства к естественной работе организма.

Словом, Беларусь, двигаясь уже в русле мирового прогресса, легко воспримет эти новации. Тем более что наш опыт в профилактике и обучении больных, напомню, европейское бюро ВОЗ признало передовым для всей Европы и рекомендовало к распространению.

Ирина Билодид, главврач Минского эндокринологического диспансера, обрушила на меня обидные упреки к... коллеге с телевидения. Комментируя переход на генно-инженерный инсулин, тот сказал, что это снизит заболеваемость диабетом.

"Глупость! Наверное, оговорился, имея в виду снижение осложнений. Увы, каждый год в стране прибавляется тысяча больных. Особенно растет заболеваемость в Минске, где много стресс-факторов. Диабет - болезнь большого города. Но я рада, что государство протянуло своим больным руку! Что нашим больным будет назначаться такое же лечение, как в передовых странах. Три раза, десять раз "за"!"

А вот Светлана Захарова, президент ассоциации "Детский диабет" была встревожена. Оказывается, в российской прессе появились негативные публикации о "брынцаловских" инсулинах. В Волгограде, мол, от них много осложнений. Недавно она говорила с президентом Литовской диабетической ассоциации: в Литву Брынцалов "не прошел".

Он рекламирует препарат как генно-инженерный, но производит, говорят, из китайской субстанции. С каких это пор Китай делает генный инсулин? Конечно, это свиной! Именно его в последнее время навязывают нашим больным, при этом "в подарок" предлагая глюкометры. Неспроста это! "Пожалуйста, разузнайте все в 10-й клинической больнице, - просила Светлана Александровна. - Там как раз испытывают российский инсулин".

В надежде получить ответ на многие сомнения я пришел в 10-ю клиническую больницу. Но Галина Короленко, заведующая эндокринологическим отделением клиники, говорить со мной отказалась. Лариса Данилова, главный эндокринолог Минздрава, находится в заграничной командировке. Поэтому ситуацию пояснил уже знакомый нам Геннадий Козюк

: "В 10-й клинике исследуются "брынцаловские" инсулины, которые преподносятся как генно-инженерные. Пока результаты неплохие, но... у нас большие подозрения, что мы испытываем неизвестно что. Весь секрет - в субстанции, а ее-то мы не можем идентифицировать. Насколько я знаю, ведущие мировые производители - "Эли-Лилли", "Ново Нордиск" - не имеют к ней отношения. Брынцаловская этикетка нас настораживает".

Оказывается, в России "это уже проходили". Выступая на упомянутом семинаре по диабету, профессор-эндокринолог из Москвы поведал, что на клиническую апробацию фирма В.Брынцалова давала хорошие инсулины, но неизвестного происхождения. А потом под той же этикеткой шла массовая партия, но уже иного качества.

...Доцента кафедры Валентину Шутову я застал за консультацией больных в республиканском диспансере. Вот, кстати, картина типичного приема. Двое больных с аденомами гипофиза. Один с послеоперационными осложнениями. Дети с дефицитом роста. У одних - задержка, у других - "генетическая поломка"... Почти каждый случай сложный, требует комплексного лечения: нейрохирургия, лучевая или гормональная терапия.

Так вот, Валентина Ивановна сказала мне, что представитель фирмы В.Брынцалова появился в клинике уже с готовыми бумагами известной инстанции, предписывающими испытания. Уточнила: "С какой целью, не знаю. Мы только исполняем".

...Пишу эти строки, а по российскому радио сообщают: задержан один из чиновников Санкт-Петербурга, который обвиняется в махинациях... с инсулином. Еще одно подтверждение очевидного: когда речь идет о неотложных, жизненных потребностях человека, будь то лекарство или газ, всегда найдутся желающие спекулировать на этих нуждах.

Брынцаловский напор телезрители помнят: ради раскрутки собственного "брэнда" бизнесмен не поленился баллотироваться в президенты России. Поскольку у нас предстоит фактически тендер, можно предположить, что натиск "российского инсулина" на белорусский рынок усилится. Не правда ли, есть вопрос?

Не впадая в мистицизм, согласимся, что больные - любые! - воспринимают многие вещи гораздо обостреннее. Недуг приучает их тоньше прислушиваться к своему организму. Диабетики, как говорят врачи, способны различать даже лучшие в мире инсулины. У одной фирмы он "мягче", у другой - "жестче". Поэтому и закупки ведутся у разных фирм. В прошлогоднем тендере победила "Ново Нордиск", получив 75 процентов нашего "госзаказа". Но был закуплен также инсулин "Хехст", "Эли-Лилли", "Биобраз"...

Это к тому, что и обман, административное лицемерие эти люди воспринимают больнее, поскольку реагируют собственным здоровьем, жизнью. Хочется верить, что их надежда на защиту от тяжкого недуга со стороны государства не будет обманута. Что Беларусь без всяких натяжек останется на постсоветском пространстве самой передовой страной в противостоянии диабету. "СБ" будет и впредь информировать читателя о развитии ситуации.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Поставьте ему оценку. YouTube Instagram

www.sb.by

Почему люди с диабетом чувствуют себя подопытными мышами

«Я бы хотела, чтобы меня знали как магистра бизнес-администрирования, а не как человека с диабетом первого типа. Однако у меня диабет, и с этим приходится как-то мириться и жить, как и другим 300 тысячам человек в Беларуси с этим заболеванием», — рассказала Кристина Витушко на круглом столе в Минске, посвященном проблеме диабета.

О своем диагнозе Кристина Витушко узнала пару лет назад. Ее почти год лечили от диабета второго типа, пока не установили правильный диагноз — диабет первого типа:

«Мне долго говорили, что диабет первого типа бывает у детей, что диабет случается у людей с лишним весом и любителей тортиков. Я не толстая и тортики не люблю. Тем не менее, со мной это произошло. Из-за неверного изначального диагноза я знаю, как живут люди с диабетом и первого, и второго типа».

Кристина жила как диабетик второго типа целый год и полагала, что ей достаточно соблюдать диету и пить таблетки. Правда, и с тем, и другим были проблемы.

 

Что съесть?

Когда приходишь в магазин и видишь диабетические продукты, создается впечатление, что для диабетиков всё есть. Но проблема не только в наличие продуктов без содержания сахара. Диабетикам приходится постоянно контролировать количество углеводов. А в диабетических продуктах углеводы есть. При этом в магазинах можно найти, например, конфеты для диабетиков, на упаковке которых вообще не указано содержание углеводов.

Фруктоза, которой заменяют глюкозу в продуктах для диабетиков, создает дополнительные проблемы. Если с сахаром еще можно разобраться, подсчитав, сколько хлебных единиц (то есть, количества углеводов) в той или иной продукции, то произвести подобные подсчеты с фруктозой практически невозможно, рассказала Кристина Витушко.

«Это маркетинговый ход. Создается ситуация, когда у людей с диабетом возникает впечатление, что диабетические вафли не содержат углеводов. Потом они не могут ответить на вопрос врача, что такое они съели, что так поднялся сахар. Проблема в недостаточной информированности и в том, что люди воспринимают диабетические продукты как безопасные».

Люди с диабетом обращают внимание на то, что прочитать состав продуктов на упаковке часто очень сложно из-за мелкого шрифта. А для диабетика это вопрос принципиальный.

«У нас есть формула, — рассказала Кристина Витушко, — которая позволяет узнать, сколько хлебных единиц в том или ином продукте. Сначала считается на 100 граммов продукта, затем на единицу, которую планируешь съесть, составляется пропорция. Далее на каждую хлебную единицу вводят определенное количество инсулина. Вся наша жизнь — это пропорция. Но диабет же бывает не только у людей с высшим образованием, и очень многим эти подсчеты даются нелегко».

При этом в столовых или кафе найти питание, которое допустимо при заболевании, очень непросто, если идет речь о комплексных обедах, например. Чтобы добиться информации о том, что конкретно входит в то или иное блюдо, надо очень постараться.

Диабетикам надо думать, какие продукты надо съесть в первую очередь, уколоться и поесть или выждать паузу. Надо учитывать физическую нагрузку. Всему этому учат в школах диабета, но это все равно непросто. Сложнее всего это дается детям.

 

Дети-диабетики вынуждены менять школы, чтобы избавиться от издевательств

Кристина Витушко приглашала на круглый стол маму мальчика с диабетом, который был вынужден поменять школу из-за своего заболевания.

Женщина не пришла, но ее историю рассказала Кристина. Суть истории проста — ребенок, чтобы жить, должен колоть инсулин. Делал это в туалете в школе. Мальчик не нашел не то что сочувствия среди окружающих, а, наоборот, его начали обижать. Говорили абсурдные вещи, например, что мальчик заразит детей СПИДом своими шприцами. Ребенок был вынужден поменять школу.

Лидия Карцева рассказала, что ее дочери вообще было по сути отказано в дошкольном образовании:

«В детском саду не могли сосчитать хлебные единицы, не могли колоть ребенка. Там не захотели нам помочь, разделить ответственность со мной. Мне пришлось уволиться с работы, как и большинству мам детей с диабетом. К нашим детям вообще особое отношение, например, в санаторий они могут поехать только с мамой. Во многих странах есть специальные лагеря, куда выезжают дети с диабетом и получают там поддержку медиков, психологов. У нас такого нет».

Родители, один из которых вынужден не работать, выбиваются из сил, чтобы обеспечить детям достойную жизнь.

Начиная с июня, государство стало бесплатно выдавать большее количество средств введения инсулина и самоконтроля уровня глюкозы в крови (тест-полоски, глюкометры). Так, пациенты первой и второй групп инвалидности получают по две тест-полоски на взрослого и по три — на ребенка. Раньше было меньше.

Но родители детей с диабетом в один голос говорят, что им надо как минимум в два раза больше!

В июне 2016 г. завершено создание современной картриджной формы инсулинов «Актрапид» и «Протафан» (производитель РУП «Белмедпрепараты»), которая используется преимущественно у детей и беременных женщин. Доля отечественных инсулинов в картриджах составляет 70%.

«Это помощь, — говорит Лидия Карцева, — но ее категорически не хватает. При этом мамы детей, которые используют такую форму инсулина, недоумевают, почему шприцы у всех вне зависимости от массы одинаковые — 8 мл»

Мечта большинства диабетиков — помпа и качественный мониторинг. Помпа — это компактное устройство размером с пейджер. Инсулин поступает в тело человека через катетер, на конце которого укреплена канюля. Резервуар с лекарством (картридж) соединен с ними гибкими трубками. Помпой, например, пользуется премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, у которой в 2012 году был диагностирован сахарный диабет 1-го типа.

Кристина Витушко пока помпу не приобрела. Само приспособление стоит около двух тысяч евро, а расходные материалы — не менее 300 долларов ежемесячно.

Примерно столько уходит на обслуживание приспособления в семье Анны Гель, девятилетний сын которой пользуется помпой около двух лет. Сахарный диабет у мальчика уже около четырех лет. Качество жизни ребенка после начала использования помпы резко улучшилось, он стал гораздо более подвижным и независимым.

Прибор позволяет задавать скорость поступления препарата в зависимости от типа используемого лекарства, обеспечивает точность дозировки. Дети очень ценят помпу и за то, что в жизни становится меньше уколов.

Еще сын Анны Гель благодаря помпе получил возможность не зацикливаться на хлебных единицах, как раньше, может позволить себе поесть, когда захочет.

«Помпу нам дали за счет государства, нас попросили написать заявление, что расходники мы будем покупать сами. Мы покупаем — за несколько сотен евро ежемесячно. Если у нас будет сахар держаться в определенных величинах, то помпа должна остаться с сыном до 18 лет», — сказала Анна Гель.

Система непрерывного мониторинга сахара крови в Беларуси вообще не зарегистрирована. Семья Карцевых систему для дочери купила за границей примерно за тысячу долларов, заплатив на таможне еще около 200 долларов налога:

«У дочери все пальчики были на дырках. Теперь она не должна бесконечно проверять сахар. Тончайшая игла с человеческий волос находится в ней, и мониторинг идет постоянный. В случае отклонений подается сигнал. Мы наконец-то смогли спать нормально, раньше было страшно засыпать — вдруг что».

Государство экономит на больных диабетом, не только не выдавая им бесплатно нужное количество жизненно необходимых средств. Лидия Карцева обратила внимание, что в последнее время матери детей с диабетом жалуются на то, что медики присваивают детям меньшую степень утраты здоровья — первую, а не вторую (первая степень не дает оснований для признания инвалидности, вторая степень соответствует третьей группе инвалидности у взрослых).

«В результате пособие на детей первой степени утраты здоровья меньше. Если дети попадают на лечение не по поводу диабета, матери тех, кто имеет первую степень утраты здоровья, могут находиться с ними в больнице с выдачей больничного до возраста пяти лет, а вторую — до совершеннолетия», — рассказала Лидия Карцева.

 

Белорусский китайский инсулин

Кристина Витушко обращает внимание, что ежемесячные затраты больного диабетом приближаются к средней зарплате по стране.

«Речь идет об инсулине, который покупают все взрослые, кто не имеет инвалидности, за свои деньги, а также о средствах контроля. Все это нужно человеку с диабетом не для того, чтобы быть молодым и красивым, а дает возможность жить. Очень многие люди вынуждены экономить, быстро перестают действовать по инструкции. Например, используют иглу по несколько раз, сначала целый день, а потом неделю и месяц, хотя менять ее надо при каждой инъекции. Этого не делают, создают угрозу инфицирования. Иглы к тому же тупятся. Знаете, а это больно — колоть тупой иголкой в живот. Чтобы купить все необходимое — лекарства, расходники — в месяц надо не менее 300 евро. Люди экономят, как могут», — сказала Кристина Витушко.

Она считает, что государству не обязательно брать все расходы на себя, чтобы поддержать больных диабетом. Можно ведь помогать и другими способами. Например, предоставлять льготы диабетикам по налогам — такие же, какие имеют родители детей, обучающихся на платном отделении вуза. Этот механизм можно использовать и в случае серьезных затрат на здоровье.

Кристина Витушко показала свою сумочку для картриджей с инсулином. Один картридж с суточным инсулином, другой колется перед каждым приемом пищи: «Инсулин в Беларуси выдается бесплатно для детей и инвалидов, я не имею инвалидности и покупаю всё сама, чаще за рубежом».

Бесплатно выдается инсулин отечественного производства. Больные диабетом говорят, что раньше белорусский инсулин изготавливался из датской субстанции, а теперь — из китайской. Поэтому «многие люди с инвалидностью покупают инсулин за собственные средства».

Кристина Витушко говорит, что она патриот своей страны и выступает за развитие белорусской фармацевтической промышленности, но к отечественному инсулину у нее есть вопросы:

«Нам говорят про белорусский инсулин, но на упаковке указано, что он китайский, а в Беларуси только разлит. Как при такой противоречивости можно доверять остальной информации про инсулин?».

На этот счет Екатерина Гончаренко, которая живет с диабетом 11 лет и сотрудничает с организацией «Детский диабет», отметила, что на любой инсулин может быть негативная реакция — все организмы разные.

Однако в последнее время люди все чаще жалуются на белорусский: «Обратная связь показывает, что у многих белорусский инсулин плохо снижает сахар. Люди вынуждены увеличивать дозу и набирают вес. Я сама пользовалась белорусским инсулином из датской субстанции и за неделю поправилась на пять килограммов. Это волнительная тема, но очень многие диабетики считают, что инсулины из Европы себя зарекомендовали, а китайский, который называют белорусским, нет. Развивать страну хорошо, но лучше делать это не за счет чьего-то здоровья».

Проблема закрытости информации, отметила Кристина Витушко, рождает различные домыслы. Чтобы их исключить, люди, болеющие диабетом, выступают за исследования эффективности инсулина, применяемого в Беларуси, за открытость информации об осложнениях.

«Мы понимаем, что и дорогие инсулины могут не подойти кому-то из пациентов. Кто-то выберет белорусский инсулин из-за цены. Но хочется принимать решение, от которого зависит жизнь, с открытыми глазами. Больные диабетом — не подопытные мышки, чтобы участвовать в эксперименте», — сказала Кристина Витушко.

 

 

naviny.by

СДЕЛАНО В БЕЛАРУСИ - Жизнь на инсулиновых пиках

Я успешно закончила школу, институт, долгие годы работала на Минском фарфоровом заводе. Диабет практически не лишил меня радостей жизни, просто стал повседневной особенностью. Но всегда остро стоял вопрос об инсулинах. Как любой диабетик из прошлого века, я их перепробовала много и разных – свиных, говяжьих, генно–инженерных. В школьные годы получала один из лучших того времени – инсулин–Б. Но пока к нему не приспособилась, не набралась опыта, лечение создавало много проблем. Затем этот инсулин исчез, появился другой – ИЦСА (суспензия цинк–инсулин аморфный). От него остались самые мрачные впечатления – головные боли, тошнота, подавленность. Уже учась в БПИ, несколько раз лежала в больнице из–за непереносимости ИЦСА. Затем его заменили на протамин–цинк–инсулин в сочетании с простым, и опять плохо снижался сахар, болела голова, подташнивало. Спасала молодость. С появлением монотарда почувствовала себя лучше, но появились осложнения. Да и монотард периодически исчезал.

Сценарий посещения эндокринолога в 80–е годы был предельно прост: врач объявлял ассортимент инсулинов (весьма скромный), и я выбирала более очищенный. Несколько раз пыталась перейти на белорусский инсулин, но безуспешно. Даже увеличение дозы не приводило к нормальному снижению сахара.

Из месяца в месяц почти 25 лет я не знала, какой инсулин буду колоть завтра. Но, что ждет впереди, и не подозревала.

Самые печальные времена для белорусских диабетиков приходятся на годы перестройки. В 1996–м при чехарде с инсулинами у меня начался гнойный артрит, около 3 месяцев пролежала в больнице. Врачи старались, но не могли остановить воспалительный процесс. Ходить уже не могла, кричала от боли, нога превратилась в бревно, около года температурила. Спасение пришло от подруги, которая достала качественный датский инсулин да в придачу глюкометр с тест–полосками. Контролируя сахар, не допуская его значений выше 7–8 ммоль/л, добилась успеха, встала на ноги.

Хорошо помню июнь 2001 года, когда на приеме у эндокринолога в своей поликлинике узнала, что инсулина для больных вообще нет. С трудом взяла себя в руки, подавила отчаяние (как на беду, дома после тяжелой операции лежала сестра, ей требовалась моя помощь). Опять выручили друзья.

С тех пор я перестала посещать врача и лечилась самостоятельно. Перешла на многократные инъекции, приобретая в коммерческих аптеках импортные инсулины. Но в конце 2008 г. И с ними в Минске случился перебой. Пришлось обратиться в городской диспансер, где мне рассказали о новом генно–инженерном инсулине белорусского производства и предложили его попробовать. Поскольку выбирать не приходилось, согласилась, правда, без энтузиазма.

На следующий день начала колоть белорусские инсулины. Прежние дозы не меняла. Прошла неделя, две, три… Корректировать дозы и не пришлось, т.к. показатели сахара в крови оказались идентичными показателям с импортными препаратами. Например, 10 ночных единиц инсулина снижают у меня сахар приблизительно на 3ммоль/л, точно так повел себя и протамин–инсулин ЧС. Никаких отрицательных явлений (головная боль, тошнота) не появлялось. Чувствую себя нормально.

Неужели свершилось?! Появился качественный генный инсулин отечественного производства! Ведь это значит, что многие диабетики нашей республики смогут нормально лечиться, осуществлять свои планы и не умирать раньше времени от осложнений.

Я очень благодарна людям, которые сумели реализовать столь жизненно необходимый проект. Наконец диабетики почувствовали заботу государства. Шаг в нашу сторону сделан, надеюсь, не последний!

НАШ КОММЕНТАРИЙ

Белорусскими учеными–фармакологами разработана новая лекарственная форма генно–инженерных инсулинов на основе субстанции всемирно известной скандинавской компании. Два года назад ООО “Белмедпрепараты” отправило в аптеки первые партии новой продукции.

Реакция людей с диабетом была двойственной. С одной стороны, конечно, радость и надежды: наконец–то появились “свои” генно–инженерные инсулины. Для государственной казны это большая экономия валюты, а для диабетиков – гарантия того, что современные инсулины (их еще называют “человеческими”) теперь доступны не только детям, но и взрослым пациентам, что можно не бояться перебоев с поставками и вынужденного перехода с одного инсулина на другой (это нередко приводит к декомпенсации диабета).

Но вместе с тем у людей была тревога: насколько качественны и эффективны отечественные препараты? Многим, как и автору письма, основания для тревоги давал личный прошлый опыт. На фоне этой настороженности единичные негативные факты очень быстро превратились в “снежный ком” – среди диабетиков нарастала молва: “И эти отечественные инсулины плохие!” Еще совсем недавно было много дебатов, выступлений в СМИ по этому поводу.

Тем временем специалисты–врачи, ученые, технологи производства – спокойно, по–деловому решали проблему. Эндокринологическая служба республики выявляла и анализировала каждый факт недостаточной эффективности или негативного побочного действия новых белорусских инсулинов, а также наличия во флаконах белого осадка, который не устраняется при подготовке раствора к введению. Последнее обстоятельство стало поводом для серьезной доработки технологии изготовления инсулина на сегодня, утверждают производственники и врачи, этот вопрос окончательно решен, “брака” нет. Однако пациент должен строго следовать инструкции по хранению и использованию препарата для получения максимального эффекта.

Что касается механизма действия белорусского инсулина, то и сами пациенты прекрасно знают: здесь очень многое зависит от индивидуальных особенностей организма, есть диабетики, которым “не идут” даже самые совершенные импортные препараты. Поэтому в резерве имеются аналоги других фирм – для возможности индивидуального подбора.

Но есть и обратная сторона медали. Чтобы инсулины “работали” на все сто процентов, человек с диабетом должен грамотно действовать: регулярно измерять уровень сахара в крови, считать количество потребляемых углеводов, определять дозу для инъекции инсулина в точном соответствии с потребностями организма. Этому необходимо научиться – по книгам, в “школе диабета”, с помощью лечащего врача. И полученные знания использовать в повседневной жизни. Но далеко не все, особенно люди старшего поколения, это делают.

Заведующая эндокринологическим отделением ГКБ№ 1 г.Минска Наталия Михайловна ЛИХОРАД говорит: “Когда мы выясняли причины декомпенсации диабета при использовании новых белорусских инсулинов, мы очень тщательно анализировали ситуацию с каждым таким пациентом. И почти всегда убеждались: декомпенсация была и раньше, на других инсулинах. Причина – в недостаточной диабетологической грамотности, в нежелании ее восполнять. Большую роль сыграла и психологическая настроенность пациентов на негативное восприятие новых отечественных инсулинов”.

Создание нового фармацевтического продукта, освоение его выпуска – дело очень сложное, дорогое и длительное. Не всегда все получается сразу. Это нужно понимать. Сегодня, убеждены врачи–эндокринологи, проблем с качеством белорусских инсулинов нет. И они уверены, что благодаря новым инсулинам в республике будет гораздо меньше проблем с лечением диабета.

Мнение специалистов представила Ольга СВЕРКУНОВА

moidiabet.ru

70% инсулинов для лечения диабета в Беларуси — отечественного производства

70% инсулинов, которые применяются для лечения больных диабетом в Беларуси, - отечественного производства, сообщила замглавного врача Республиканского центра медицинской реабилитации и бальнеолечения Ирина Хмара.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BYФото: Александр Васюкович, TUT.BY

14 ноября во всем мире отмечают День борьбы с диабетом. Эта болезнь опасна в первую очередь возможными осложнениями: риск инфаркта миокарда возрастает в 4 раза у женщин и в 2 раза у мужчин, развития хронического заболевания почек — в 4 раза, гангрены — в 17 раз.

В Беларуси на диспансерном учете состоит 287 тысяч пациентов, страдающих сахарным диабетом. Из них около 270 тысяч — это больные диабетом второго типа.

— Есть простой и эффективный опросник, который позволяет выявить риск диабета второго типа. Согласно результатам, в ближайшие 5−8 лет это заболевание может появиться у 15% жителей нашей страны, — сообщила Ирина Хмара, заместитель главного врача по медицинской части Республиканского центра медицинской реабилитации и бальнеолечения.

Портрет человека в группе риска по диабету второго типа выглядит так: старше 40 лет, с объемом талии больше 94 см (мужчина) или больше 80 см (женщина), двигается меньше 150 минут в неделю, злоупотребляет жирным, мучным или сладостями, имеет родственников с диабетом второго типа, курит.

— Мы нашим пациентам всегда говорим: «Выйдите на две остановки раньше, ешьте достаточно овощей, фруктов и каш, боритесь со своими слабостями», — сказала Ирина Хмара.

17 тысяч белорусов, состоящих на диспансерном учете, болеют диабетом первого типа, который чаще всего проявляется в детском или подростковом возрасте. С 2013 года в стране растет количество детей-диабетиков. Сегодня на учете их 1760, сообщила Анжелика Солнцева, профессор первой кафедры детских болезней БГМУ, главный внештатный детский эндокринолог Министерства здравоохранения.

Она добавила, что с июля 2016 года детей с диабетом стали бесплатно обеспечивать тремя тест-полосками в день для измерения уровня глюкозы в крови. До этого за счет бюджета выдавали только по одной в день.

— Большинство детей находится на многократных инъекциях инсулина, и рекомендуемая частота определения уровня сахара не менее 4−5 раз, — обратила внимание Анжелика Солнцева.

Взрослым диабетикам на инсулинотерапии положено две тест-полоски в день. Правда, распространяется это только на пациентов с первой и второй группами инвалидности.

Также государство бесплатно предлагает больным помпы, которые вводят инсулин в организм непрерывно под контролем компьютера. На начало 2016 года инсулиновыми помпами было обеспечено 60 человек по всей стране. Правда, очередь за приборами не стоит: расходные материалы нужно оплачивать самостоятельно, а это от 150 до 300 долларов в месяц, рассказала Анжелика Солнцева.

Ирина Хмара добавила, что за последние 15 лет в Беларуси количество диабетиков, которые имеют осложнения, снизилось с 75% до 44,7%. Средняя продолжительность жизни больного диабетом второго типа составляет 74 года, первого типа — больше 63 лет.

Отвечая на вопрос TUT.BY, Ирина Хмара сообщила, что в нашей стране 70% инсулинов, которые применяются для лечения больных диабетом, отечественного производства. По ее мнению, они ничуть не хуже импортных.

— Действующая молекула одна и та же, поэтому я не придерживаюсь мнения, что белорусские инсулины какие-то не такие. Если бы было так плохо, то у нас никогда бы не было уменьшения числа осложнений, которые так или иначе возникают при первом типа сахарного диабета, — сказала она.

Читайте также:

Бесконечные замеры, уколы, перекусы по часам. История семьи с ребенком, больным сахарным диабетом

news.tut.by

DOKTORA.BY: Инсулинотерапия - эффективный и единственный метод лечения сахарного диабета первого типа не только в Беларуси, но и во всем мире

8 ноября на пресс-конференции, приуроченной ко Всемирному дню профилактики сахарного диабета, главный внештатный эндокринолог Минздрава Алла Шепелькевич рассказала о том, как предупредить это малоприятное заболевание и чем грозят белорусам гиподинамия и лишний вес.

По словам Аллы Шепелькевич, сахарный диабет в Беларуси - не редкость, им болеют 240 тыс. пациентов, 222 тыс. из которых страдают от сахарного диабета второго типа. Более того, ежегодно число больных увеличивается на 7-8%, а само заболевание с каждым годом молодеет: «Сахарный диабет второго типа выявляется даже у детей». Из 15 тыс. пациентов, больных сахарным диабетом первой группы, 1,5 тыс. - молодые люди школьного возраста и младше. Правда, эксперт тут же оговорилась - это проблема не только нашей страны, но и отрицательная тенденция, которая наблюдается во всем мире, - с 2000г. число страдающих от этого заболевания на планете выросло со 100 млн. до 300 млн. человек.

Среди последствий сахарного диабета Шепелькевич особо выделила такие малоприятные вещи, как потеря зрения у лиц трудоспособного возраста и развитие почечной недостаточности, требующей дорогостоящих методов гемодиализа и трансплантации почек. Но и здесь эксперт уточнила - проблем с поиском профессиональных трансплантологов в Беларуси нет, поскольку даже сложные операции по пересадке почек у нас освоены, а уровень отечественных специалистов в этой области официально призван высоким.

Бороться с сахарным диабетом сложно, но если правильно рассчитать стратегию своего поведения и ответственно подойти к своему организму, по словам доктора, диабет можно предупредить или начать лечить на ранних стадиях. Для этого необходимо запомнить всего пару несложных правил. Первое: следить за массой тела. «Избыточная масса - это брат близнец сахарного диабета второго типа. Обратите внимание на углеродный обмен. Если у человека за месяц лишние 3-5 кг, нужно не упускать это из вида», - предупреждает Шепелькевич. В идеале следует лишний раз обраться к врачу.

Второй посыл эксперта белорусскому народу - борьба с гиподинамией, которая является спутником современного человека: мы слишком мало двигаемся и не так часто бываем на свежем воздухе. «Старайтесь, чтобы ваш день был наполнен хотя бы 30 минутами физической активности, - советует эксперт. - Употребляйте в пищу овощи и фрукты, содержащие клетчатку, - все это поможет справиться с лишней массой тела и предотвратить диабет». Группой риска, по словам Шепелькевич, считаются женщины с объемом талии больше 80 см и мужчины - с объемом свыше 84 см. Кроме ожирения «звоночком» диабета может быть артериальная гипертензия или наследственность.

Скептически эксперт относится к «народным» методам лечения сахарного диабета. Так, когда журналисты заявили, что в Интернете на всевозможных сайтах все чаще стала появляться информация, будто всего одна волшебная таблетка или одна маленькая жвачка поможет излечиться от диабета и навсегда забыть обо всех проблемах, с ним связанных, Шепелькевич призналась, что такие сайты ее «пугают как практикующего врача». «У нас свобода слова, думаю, вам как журналистам близок этот принцип, и она всегда будет присутствовать в Интернете», - отметила она, но подчеркнула, что больным сахарным диабетом важна не вирусная интернет-реклама, а своевременная помощь на всех стадиях развития заболевания. И отрезала: «Чуда не случится».

«Самый трудный - первый год, когда врачу приходится проходить через неприятие и агрессию со стороны пациента, который в это время занят поиском чуда, в т.ч. и в сети», - рассказала эксперт. И тут же печально отметила, что только социальная и медицинская образованность позволяет адекватно воспринимать лечение. В частности - инсулинотерапию, «которая на сегодня является эффективным и единственным методом лечения сахарного диабета первого типа не только в Беларуси, но и во всем мире». Вместо «чудо-онлайн-курсов» Шепелькевич призвала людей посещать индивидуальные консультации или групповые занятия.

Шепелькевич подчеркнула, что, начиная с 2005г., в Беларуси стали производить отечественный инсулин, и теперь 80% этого препарата в аптеках - белорусского производства. Эксперт пресекла домыслы о плохом качестве местного продукта, заверив, что белорусский инсулин соответствует мировым стандартам: «В Минске есть центр испытаний и экспертиз, который курирует все обращения врачей, связанные с возникновением побочных реакций на любые лекарственные средства, в т.ч. инсулин, как зарубежный, так и отечественный. Количество таких обращений по поводу побочных реакций на инсулин минимально, как на зарубежный, так и на наш аналог».

В постановлении Минздрава, изданном несколько лет назад, время действия рецепта инсулина ограничивается одним-тремя месяцами, в то время как для других препаратов он может достигать полугода. Это вызывает недовольство у пациентов, ведь им приходится постоянно обновлять этот рецепт и тратить свое время. Но Шепелькевич пояснила, что данная мера - умышленная. Дело в том, что инсулин в неумелых руках - серьезное оружие, а потому «необходим контроль за использованием этого лекарственного средства».

Нельзя не сказать о статистике летальных исходов, вызванных диабетом. Радует, что процент летальности с каждым годом снижается, но все же комы, хроническая почечная недостаточность и гангрены до сих пор становятся причиной смертей. К счастью, по словам выступающей, достойная работа белорусских нефрологов, помогающих бороться с почечной недостаточностью, и трансплантологов, способных заниматься пересадкой поджелудочной железы и почки, вывело лечение диабета на новый уровень. Хотя только в прошлом году хроническая почечная недостаточность стала причиной летального исхода у 82 пациентов, гангрена унесла жизни еще 39, а кома - 5 человек. «Хоть мы рассматриваем это как чрезвычайную ситуацию по сахарному диабету, если в прошлом столетии основной причиной смерти, связанной с сахарным диабетом, были комы, то уже сегодня благодаря эффективной системе помощи ком стало куда меньше», - резюмирует представитель Минздрава.

Напоследок специалист сообщила, что по 14 ноября в Беларуси проходит акция по раннему выявлению и профилактике заболевания. Так, в эндокринологических центрах и поликлиниках посетители могут заполнить анкеты для оценки десятилетнего риска развития сахарного диабета второго типа. У лиц с высоким уровнем риска проведут определение уровня гликемии, а в некоторых центрах республиканского уровня - даже определение гликированного гемоглобина. Шепелькевич уверена, что подобная акция не только позволит выявить новых пациентов с сахарным диабетом и более ранними нарушениями углеводного обмена, но и поможет оценить наиболее распространенные факторы риска развития заболевания. 

doktora.by


Смотрите также