Китайская игла. Инсулин китайский


Инсулин и его виды,плюсы и минусы из личного опыта.

 

Андрей

 

Всем привет!я думаю эта тема будет полезна и подлежит обсуждению именно между нами диабетиками,надеюсь что это комуто поможет,просто бывают случаи,когда нам навязывают инсулин,но организм не хочет его принимать.Со мной такая история ипроизошла на инсулине Лантус,2 года назад в стационаре меня перевели на него,с начало всё было замечательно,но через месяц начали появляться карбункулы,это продолжалось 7 месецев,3 пришлось удолять хирургическим путём под общим наркозом,закончили они появлятся ,когда я самостоятельно убавил дозу на 6 ед.,затем начались всякие разные кожные болезни,подобрать дозу было не возможно,т.е неделю нормольно,неделю сахара за 15 и не сбиваются,врачи говорили,что это не из за инсулина,весь мир колит его и никто не жалуется.2 года я промучался и недавно вернулся на Прототофа и Актропид,ну вроде жизнь налаживается.хочу ещё добавить что у всех организмы разные,разное питание и образ жизни,поэтому не нужнопонимать буквально!

  Надежда

 

Странно...я уже несколько лет на Лантусе и пока не жалуюсь.

  Андрей

 

у всех организмы разные,разное питание и образ жизни!

  Ирина

 

У всех это все индивидуально, так что личноя не вижу особого смысла обсуждать этот вопрос. Могу только сказать, что про Лантус тоже не скажу ни одного доброго слова. Единственное, что ОДНОЗНАЧНО кошмар и ужас - это отечественные и всякие китайские-польские-индийские инсулины.

  ирина

 

Привет!!!А вот я на лантусе очень хорошо чувствую себя. На протофане я очень сильно набираю вес,а от хумалога очень болит голова.Но бывают и такие ситуации,что выбирать не приходится...Жить то хочется поэтому делаю,то что дают..

  ирина

 

Ирина,а как давно у вас диабет?

  Андрей

 

Может я ошибаюсь,но дело не в стране производителе,эти инсулины произведены путём генной инженерии,как,например,яблоки в магазине,большие,красивые и не портятся месецами..

  Ирина

 

Дело ОЧЕНЬ даже в стране производителе. Видимо Вы никогда не были на советских инсулинах :-))))

Тезка моему диабету летом будет 38.

  Андрей

 

Да,мне не привелось попробовать советские инсулины,помоему "брынцалов",но я говорю про новые.Как думаете,в период кризиса,не переведут ли нас на российский инсулин,ведь производство налажено

  Ирина

 

А этого никто не скажет. Второтипников в нашей поликлинике, например, уже на отечественные переводят. Брынцалов.... ха-ха 3 раза. это уже пост-совесткие....

  Андрей

 

Ирина,извините,у Вас очень большой стаж,может вы опишите по подробнее свой опыт,уверен,что камуто поможите.

  Ирина

 

Читайте другие темы, уже и опыт описан и где что знаю - всегда пишу :)

  Елена

 

Я была на Лантусе, было все нормально.А то что это генная инженерия*-)...жить то хочеться,я вообще себя иногда киборгом ощущаю (из-за помпы:-D)

  Ирина

 

Ага-ага... "Мама на батарейках" (с) - мой муж :)

  Наталья

 

Добрый день! За много лет "инсулиновой" жизни перепробовала различные инсулины. Вот уже 2 года в нашей области взрослым выдается инсулин только в бутылочках, т.к. он дешевле. Шприцом перекачиваем в картриджи, чтобы пользоваться шприц-ручками.

По поводу инсулинов. Все человеческие инсулины- генно-модифицированный продукт. Свиные были натуральными,и некоторые диабетикимного лет предпочитали пользоваться ими. Фирма "Лили" использует для получения инсулина коли-бактерии, а европейские фирмы работают с дрожжами.

По поводу Лантуса. Это очень физиологичный базовый инсулин, который практически не имеет пиков в своем действии, что и требуется для базового инсулина, который должен ровненько в течении суток поддерживать базовый инсулин на одном уровне. Для сравнения, все остальные продленные ("мутные") инсулины имеют пик своего действия часов через 6-8. Это не физиологично.

  Наталья

 

По коротким инсулинам. Самые лучшие - ультракороткого действия, они начинают работать через 30 мин. п/еды, т.е. ровно тогда, когда начинает повышаться уровень глюкозы в крови. Обычные инсулины короткого действия имеют пик своего действия через 2 часа, именно поэтому на пик короткого инсулина нам рекомендуется перекус (например, ч/з 2 часа после завтрака). На ультракоротких инсулинах перекусы не нужны. Пример такого инсулина - хумалог (Лили).

Это все теория... А на практике - мне в апреле выдали китайский инсулин и на другой попросили не рассчитывать, крЫзис!

Пока колюсь просроченным европейским, что будет дальше - кто его знает?

Всем здоровья!

  Наталья

 

Китайский-это чисто китайский какой или кто-то из европейцев завод там открыл? 

 

1 2 3 4 5 6

Главная - Инсулин и его виды,плюсы и минусы из личного опыта.

Пройдите простую процедуру регистрации и напишите вам комментарий

 

 

www.meduxete.ru

Недоступные помпы и белорусско-китайский инсулин. Больные диабетом рассказали о своих проблемах

Нужные шприцы не достать, расходники к помпам по баснословным ценам, по назначениям — китайский инсулин белорусского розлива. Во время круглого стола в Галерее TUT.BY люди, которые много лет живут с диабетом, рассказали о проблемах, с которыми сталкиваются каждый день.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY Люди, которые больны инсулинозависимым диабетом, вынуждены по нескольку раз в день делать уколы инсулина в живот. Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY.

По официальной информации, в Беларуси на диспансерном учете состоит 287 тысяч пациентов, страдающих сахарным диабетом. Из них около 270 тысяч — больные диабетом второго типа. По оценкам специалистов, в ближайшие 5−8 лет диабет второго типа может появиться у 15% жителей нашей страны. 14 ноября во всем мире отмечают День борьбы с диабетом.

Болезнь не только тех, кто «любит тортики»

У Кристины Витушко диабет третий год. Поначалу ее лечили от диабета второго типа, пока не выяснилось, что у нее диабет более редкого первого типа. У женщины — инсулинозависимый диабет.

— Есть такое мнение, что диабет — это болезнь тех, «кто толстый», и тех, «кто ест много тортиков». Но я не была толстая и никогда не любила тортики, — шутит Кристина, рассказывая свою историю. — К сожалению, до сих пор неизвестно, откуда берется диабет первого типа. Раньше считалось, что он бывает только у детей, но случается, что с ним внезапно сталкиваются и взрослые люди.

Диабет — нарушение выработки гормона инсулина в поджелудочной железе. У больных диабетом серьезный риск инсультов, развития заболеваний почек, гангрены, слепоты.

— Но в мире сегодня идет речь не только о том, как добиться, чтобы люди с диабетом не умирали, но и о том, как добиться, чтобы они могли полноценно жить, — говорит Кристина Витушко.

Больные диабетом вынуждены постоянно контролировать уровень сахара в крови, еду они «пересчитывают» на хлебные единицы — количество углеводов. Люди отмечают, что необходимая для расчетов информация о составе продуктов пишется на упаковках очень мелким шрифтом. Более того, на некоторых продуктах и вовсе не указывают количество углеводов.

— У нас по закону запрещено указывать на упаковках, что продуты питания принесут какой-то лечебный эффект. Например, ты не увидишь на прилавках продукты от гипертонии. С диабетом все по-другому: «диабетические вафли» продаются и это создает иллюзию, как будто нам очень просто жить. Но это маркетинговый ход. Да, в этих вафлях содержится не глюкоза, а фруктоза, но как раз это и сбивает людей с диабетом с толку — фруктоза только усложняет подсчет хлебных единиц, — объясняет Кристина Витушко. — После таких вафель у людей поднимается уровень сахара, но они не могут объяснить отчего.

Диабетики говорят: чтобы жить, приходится постоянно считать, составлять пропорции.

— А ведь диабетом болеют не только люди с высшим образованием. Если у тебя проблемы с арифметикой, ты рискуешь потерять сознание, — говорит Кристина.

«Чтобы просто жить»: инсулин, тест-полоски, глюкометры

Людям с сахарным диабетом необходимы особенные шприцы (чтобы вводить инсулин) и тест-полоски (для определения уровня сахара). Однако сегодня ими бесплатно обеспечивают только тех, кто имеет инвалидность 1 и 2 групп, люди с инвалидностью 3-й группы могут рассчитывать на бесплатные шприцы и тест-полоски только в рамках адресной социальной помощи. Бесплатно их получают также дети с диабетом.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Глюкометры могут получить по 50-процентной скидке дети и инвалиды 1 и 2 группы.

В Беларуси детям, которые болеют диабетом, с июля стали выдавать три бесплатные тест-полоски в день, до этого полагалась только одна. Родители детей с диабетом заявляют, что даже три тест-полоски — «критически маленькое количество», так как уровень сахара в крови проверять нужно порой и по пять, и по восемь раз в день.

— У нашего ребенка российский глюкометр и российские тест-полоски. 50 тест-полосок у официального представителя стоят 12,3 рубля, — рассказывает один из пап.

Взрослые без инвалидности, которые продолжают вести активный образ жизни и с диабетом, сегодня и тест-полоски, и шприцы, и другие необходимые приспособления покупают исключительно на свои деньги.

Родители детей с сахарным диабетом отмечают, что зачастую детям выдаются шприцы, которые им не подходят.

— У меня ребенок был маленький, инсулин ему надо было колоть шприцем «0,5 единицы». А выдавали шприцы по «единице». В итоге мы закупали шприц-ручки сами, а то, что государство выдавало бесплатно, — лежит дома неиспользованное, — вздыхает одна из мам.

Малодоступные помпы: совсем другой образ жизни, но дорогие расходники

Современные устройства — помпы — позволяют инсулинозависимым людям вести достаточно активный образ жизни, не зависеть от постоянных инъекций обычным шприцем.

— Помпа — это другой образ жизни, это легче. Особенно важно это для детей: ребенок спокойно подколется в школе, ему не обязательно выдерживать интервал времени между уколами, потому что помпа сама посчитает, сколько активного инсулина у него осталось в организме. В помпу мы вводим только хлебные единицы и сахар, все остальное она считает сама, — объясняет Анна Гель, у которой сын болеет диабетом. — Катетер прикрепляется к телу в нескольких местах, помпу ребенок может носить на привязи, в кармане — вроде пейджера. С ней ребенку с диабетом не надо в столовой или где-то еще подымать майку, колоть инсулин себе в живот. Просто нажал на кнопочку — и спрятал устройство обратно в карман, оно подаст столько инсулина, сколько нужно.

Сегодня помпу можно получить бесплатно от государства, с условием, что расходники к ней человек будет приобретать за свой счет. Однако даже государственные органы признают, что в очереди за этим устройством не выстраиваются. Расходные материалы недешевые — от 150 до 300 долларов в месяц. На начало 2016 года инсулиновыми помпами было обеспечено 60 человек по всей стране.

Люди, больные диабетом, сокрушаются:

— К сожалению, в стране есть только одна зарегистрированная помпа, расходники к которой продаются по баснословным ценам. Те, кто пытается привезти помпу другого вида из-за границы и расходники к ней, сталкиваются с проблемами на таможне.

Кроме того, в мире существуют еще и системы круглосуточного мониторинга уровня сахара, которые выдаются диабетикам. У нас такие системы для большинства людей с диабетом недоступны — из-за их дороговизны. К тому же ни одна система мониторинга не зарегистрирована у нас в стране.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BYСнимок использован для иллюстрации. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Мой ребенок пользуется такой системой, — рассказывает мама девочки с диабетом Лидия Карцева. — Стартовый набор стоит около 1000 долларов, потом в месяц еще по 200. На руке мой ребенок носит сенсор, который приклеивается пластырем. Тончайшая иголочка идет под кожу и круглосуточно, каждые пять минут, измеряет уровень инсулина в крови. При гипогликемии, когда очень низкий сахар, и при гипергликемии, когда высокий сахар, — этот сенсор сигналит. Дочка больше не должна колоть себе пальцы, которые за пять лет до того, как мы приобрели эту систему, превратились в нечто страшное. Теперь она не должна постоянно проверять уровень сахара, а мы с мужем можем спать по ночам.

Отечественный инсулин китайского производства

Медики отчитываются: сегодня 70% инсулина для лечения диабета в Беларуси — отечественного производства. Однако больные диабетом относятся к нему с настороженностью, так как на упаковке препарата указано: он только разливается в Беларуси, производится — в Китае.

— Мы пишем письмо в Минздрав, просим дать информацию про белорусский инсулин и про те правила, которыми руководствуются медики, чтобы его назначать, — объясняет Кристина Витушко. — Беларусь подписала соглашение, что лечение должно назначаться по медицинским показаниям, но многие из нас слышали, как в стационарах спрашивают: «Можете себе позволить купить „нормальный“ инсулин? Если нет — тогда вот вам белорусский». Мы это не придумываем. На эту встречу могли прийти эндокринологи из платных медицинских центров, но они отказались со словами: «Мы не можем рассказать, как действует белорусский инсулин, потому что мы своим пациентам его не назначаем».

Опасения больных диабетом основаны во многом на неприятном опыте, который остался после использования отечественного инсулина, основанного на датской формуле, — он производился ранее.

— Есть отзывы людей о том, что он практически не снижал сахар. А если не снижает — значит, надо добавлять дозу инсулина. Добавляешь дозу — увеличивается вес, так как инсулин это гормон, — рассказывает Екатерина Гончаренко, диабетик со стажем больше десяти лет. — Например, у меня было ужасное состояние, я чувствовала себя плохо. Колола тот бесплатный белорусский инсулин на датской основе только неделю — потом бросила, так как за это время поправилась на 5 килограммов. Решила, что лучше буду покупать другой. А кто-то будет продолжать терять здоровье, думая, что дело в самом диабете. Когда мы говорим о том инсулине, который используется сейчас, вопрос не столько в качестве, сколько в закрытости информации. На мой взгляд: если вы назначаете какой-то новый инсулин, важно понаблюдать неделю-другую, что происходит с человеком. В стране так повелось, что у вас должна быть именно явная аллергия на препарат. То, что ты объясняешь, как плохо себя чувствуешь, указываешь на какие-то другие моменты, — не считается. Самое интересное: я прихожу к врачу, говорю, что мне становится плохо, а он не пытается разобраться: «Это у вас субъективное, только потому что это — белорусское». Тогда — датская основа, сейчас — китайская. Проблема в недостатке информации об этих препаратах, — заключает Екатерина.

— Я патриот, на мне вся одежда — белорусская. Вы думаете, что я бы отказывалась от белорусского инсулина, если бы он подходил мне? — поддерживает Екатерину Кристина Витушко. — Насколько мы знаем, бесплатно инсулинами, как и тест-полосками, обеспечивают детей, беременных и инвалидов. При этом все стремятся назначить так называемый белорусский инсулин, хотя должны подбирать лекарство индивидуально. Так что многие из тех, кому полагается бесплатное, вынуждены покупать тот инсулин, который им подходит.

Диабетики добавляют: они не просят, чтобы государство брало все расходы на себя. Есть и другие механизмы: например, можно предусмотреть налоговые льготы для тех, кто тратит много денег в месяц на поддержание здоровья, «просто чтобы жить».

Наедине со своей проблемой

Родители детей с диабетом отмечают и такую проблему: в системе дошкольного и школьного образования слишком мало людей, которые готовы поддерживать ребят с сахарным диабетом.

— Когда у меня заболел ребенок, он ходил еще в детский сад. Но в тот детский сад мы ходить больше не смогли, так как медицинская сестра не может колоть инсулин моей дочке, не может высчитывать хлебные единицы. Система дошкольного и школьного образования не может взять на себя ответственность за девочку, — рассказывает Лидия Карцева. — Многим родителям, как и мне, из-за такой ситуации приходится увольнятся с работы, чтобы следить самостоятельно полный день за своим ребенком. Мы обсуждали эту ситуацию в нашей группе в «Вайбере», среди мам нашлась только одна, которая ответила: когда ее ребенок заболел, медсестру из детского сада направили в школу диабета и научили следить за ним. Так что родителям не пришлось увольняться и кардинально менять свою жизнь. К сожалению, это редкая ситуация. В школе ребенок остается наедине со своим диабетом. Родителям приходится выбивать меню в школьных столовых, чтобы рассчитать еду по «хлебным единицам».

На круглый стол так и не пришли родители, ребенок которых столкнулся с преследованиями ровесников в школе — из-за того, что ему в туалете приходилось колоть себе инсулин.

Родители детей с диабетом добавляют, что сегодня в белорусский оздоровительный лагерь ребенок с инсулинозависимостью может попасть только с мамой, тогда как в других странах вовсю создаются спецотряды для детей с сахарным диабетом в детских оздоровительных лагерях. Есть и другие проблемы.

— Наши дети кроме диабета могут иметь другие болезни, в самых разных отделениях в больнице за ними должны иметь возможность ухаживать родители. Если у ребенка 1 степень утраты здоровья, родители и близкие не получают больничный лист по уходу за ребенком-инвалидом и не могут лечь с ними в больницу. Если ребенок старше пяти лет — это возможно только если 2 степень утраты здоровья. А ни врачи, ни лаборатория не могут по многу раз в день следить за уровнем сахара в крови и разбираться в диабетических дневниках, — рассказывает одна из мам.

news.tut.by

- «Деловой еженедельник «ПРОФИЛЬ»

В России живет не менее 300 тыс. человек, страдающих инсулинозависимой формой диабета. Ежедневно им требуется 5 инъекций инсулина. Это — 1,5 млн. «уколов» в сутки. При этом практически весь инсулин — импортный. В России уже предпринимались попытки наладить собственное производство препарата, но почти все они заканчивались громкими скандалами. На прошлой неделе заявлено об очередном проекте по организации производства инсулина в РФ. На этот раз за дело взялся один из самых влиятельных лоббистов от фaрмацевтики — член Совета Федерации Борис Шпигель.

Еще в 1989 году Министерство здравоохранения СССР запретило производство советского, так называемого свиного инсулина (инсулин человека полусинтетический, полученный из высокоочищенного свиного инсулина. — «Профиль») из-за его крайне низкого качества. К тому времени весь мир перешел на более эффективный и безопасный генно-инженерный человеческий инсулин. В Советском Союзе уже подходила к концу разработка собственного генно-инженерного инсулина, но завершить исследования и запустить препарат в производство не успели — грянула перестройка. В результате Россия подсела на импортную инсулиновую иглу. Понятно, что из этого прискорбного факта проистекают неприятные последствия. Во-первых, это дорого: ежегодно из госказны на эти цели расходуется около $100 млн. (в России обеспечение диабетиков инсулином полностью финансируется за государственный счет. — «Профиль»). Во-вторых, как не устают говорить высокопоставленные чиновники со всевозможных трибун, отсутствие производства собственного инсулина угрожает национальной безопасности. Государство предприняло несколько попыток наладить в России выпуск высококачественного инсулина, но результат всегда был один: выделенные миллионы долларов попросту разворовывались. Бесконечные скандалы сопровождали и тендеры на госзакупки инсулина. В 1996 году лидер инсулинового рынка — датская компания Novo Nordisk — начала лицензионное производство инсулинов совместно с «Ферейном» Владимира Брынцалова. Но радовались этому факту диабетики и чиновники недолго. В ноябре 1998 года из-за несанкционированной передачи «Ферейном» третьим лицам прав на использование объектов интеллектуальной собственности Novo Nordisk, а также долга в размере $6,5 млн. датчане расторгли соглашение и отозвали лицензию. Однако Брынцалов продолжил производство и продажу инсулинов с использованием товарных знаков Novo Nordisk. В 2000 году датская компания нашла управу на Брынцалова в лице Министерства по антимонопольной политике. Теперь «Ферейн» продолжает выпускать инсулин, но уже под собственным брендом. В 2001 году в Оболенске (Московская область) РАО «Биопрепарат» запустило пилотную установку по производству порядка 10 кг субстанции генно-инженерного инсулина. Инвестиций на расширение производства пока нет, хотя переговоры, как сообщили «Профилю» в компании, ведутся постоянно. А в 2003 году с помощью московского правительства была запущена небольшая производственная линия в Институте биоорганической химии им. Шемякина и Овчинникова РАН. Если суммировать весь произведенный или упакованный на территории России инсулин, то сегодня, по данным исследовательской компании «Фармэксперт», этот показатель составляет лишь около 1% от необходимых объемов. Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития Рамил Хабриев заявил: «Надо честно констатировать: на собственное производство инсулина мы не выйдем никогда». Если только нам не помогут. А помочь решились китайцы. Высокое покровительство Китайская биотехнологическая компания Tonghua Dongbao Pharmaceutical Company и крупнейший российский дистрибьютор лекарств «Биотэк» подписали соглашение об организации на территории России производства генно-инженерных аналоговых инсулиновых препаратов. Теперь в Пензе будет построен завод, на котором впервые в России планируется организовать полный цикл производства инсулина из китайской субстанции. «Биотэк» инвестирует в проект $15 млн., а китайская сторона передает нам ноу-хау и технологию выпуска инсулина. Мощность производства, которое планируется ввести в эксплуатацию во второй половине 2006 года, составит 12 млн. флаконов в год. За счет масштабности производства стоимость российско-китайского инсулина будет, как заявил «Профилю» председатель подкомитета Совета Федерации по здравоохранению, обороту и использованию лекарственных средств Борис Шпигель, в два раза ниже, чем у импортных инсулинов. Внимание господина Шпигеля к этому проекту объясняется просто: до того как стать сенатором, он возглавлял именно «Биотэк». Во время пресс-конференции, собранной на прошлой неделе ради презентации нового проекта, г-н Шпигель неоднократно напоминал, что предложение о кооперации между Россией и Китаем в области производства инсулина обсуждалось на самом высоком уровне — во время визита спикера Совета Федерации Сергея Миронова в КНР. Высокое покровительство просто необходимо для проекта, успех которого практически полностью зависит от решений чиновников (не только у нас — в Китае компартия и чиновничество внимательно присматривают за бизнесом, одобряя — или, напротив, не одобряя — по сути, все значимые сделки): по данным исследовательской компании «Фармэксперт», 92% российского рынка инсулина приходится на госзакупки. Впрочем, сомневаться в лоббистских возможностях г-на Шпигеля не приходится. Его можно назвать, пожалуй, самым влиятельным лоббистом на фармацевтическом рынке. Борис Шпигель уверенно заявил «Профилю», что в 2006 году компания «Биотэк» «возьмет» сразу 30% российского инсулинового рынка (напомним, его объем в оптовых ценах в 2004 году составил $156,82 млн. — «Профиль»), а в последующие годы — и все 70%. Такой прорыв российско-китайскому инсулиновому проекту обеспечат, по мнению Шпигеля, два фактора. С одной стороны, как уже говорилось выше, выпускаемый в Пензе инсулин будет в два раза дешевле. С другой стороны, подчеркивает Шпигель, «он лучше и качественнее тех инсулинов, которые сейчас представлены в России. Такого качественного инсулина, как этот, в мире еще нет. Это— ХХII век. Это показали клинические испытания». Если ты такой умный, то почему такой бедный? Смущает только одно: если этот инсулин так хорош, то почему китайская Tonghua Dongbao Pharmaceutical Company не является безусловным лидером мирового рынка? По данным известной своими аналитическими исследованиями фармацевтического рынка компании Intercontinental Marketing Services (IMS), на мировом рынке инсулина совокупная доля трех производителей-лидеров в натуральном выражении составляет 98,4%. Проще говоря, на датскую компанию Novo Nordisk приходится 50,7%, на американскую Ely Lilly — 31,6%, а на франко-германскую Sanofi Aventis — 16,1%. Оставшиеся микроскопические 1,6% распылены между всеми остальными производителями, в число которых входит и наш китайский друг Dongbao. Анатолий Мирошников, академик Российской академии медицинских наук и заместитель директора Института биоорганической химии РАН, где был разработан отечественный инсулин и налажено его опытное производство, возмущен российско-китайской инициативой: «Это безобразие, когда государственные деятели поддерживают такое. Мы уже полтора года производим для Москвы генно-инженерный инсулин, практически не отличающийся от мировых стандартов. Это подтверждают все эндокринологи, которые используют его. Но инвестируют не в российскую разработку, а в китайцев. Где национальная безопасность? Если завтра нам перестанут поставлять инсулин, 300 тыс. инсулинозависимых россиян умрут через две недели. Сейчас мы полностью зависим от трех компаний. А теперь будем зависеть и от Китая. Я лично с 1990 года хожу по всем министрам здравоохранения. Но никто не проявил интереса. Единственный, кто обратил на нас внимание, — это мэр Москвы. В 2000 году по договору между Институтом биоорганической химии и правительством Москвы под личным патронажем Юрия Лужкова был создан проект «Генно-инженерный инсулин человека». Мы запустили опытное производство и сейчас удовлетворяем потребности 16% диабетиков Москвы. 19 апреля нынешнего года мэр Москвы подписал постановление на строительство завода по производству генно-инженерного инсулина, что покроет треть российских потребностей в инсулине. Это будет завод полного цикла, объем инвестиций мы сейчас считаем, но это — порядка $80 млн. И тут же, видите ли, по инициативе Миронова, который ничего не понимает в инсулинах, заключается договор с Китаем, чтобы вести сюда китайский инсулин, неизвестный на рынке, и тут его расфасовывать. До каких пор нам терпеть такой «государственный» подход?» Действительно, в распространенном «Биотэком» пресс-релизе говорится: «Предполагается, что проект будет развиваться пошагово — начиная от импорта готовой лекарственной формы, затем через ее упаковку на месте к непосредственному производству инсулина из субстанции». Когда именно начнется «непосредственное производство» никто не уточняет. Глава представительства Novo Nordisk в РФ и странах СНГ Сергей Смирнов так прокомментировал «Профилю» новый российско-китайский проект: «Компания Novo Nordisk нацелена на совершенствование помощи людям с диабетом, и поэтому мы приветствуем любые серьезные шаги в этом направлении. Пока сложно оценивать, насколько серьезным является шаг к сотрудничеству с компанией, мало известной в мире и в России. Насколько нам известно, компания Dongbao занимает 2,5% инсулинового рынка в Китае, что составляет примерно 0,06% мирового рынка. По этой причине сложно сделать и выводы о качестве инсулинов этого производителя. Люди, страдающие диабетом, используют инсулин в течение всей своей жизни ежедневно: 5 инъекций инсулина в день, 1825 инъекций в год. Стабильно высокое качество инсулинов и безукоризненная репутация компании-производителя в такой технологически сложной отрасли имеют определяющее значение как для людей с диабетом, так и для врачей. Именно поэтому мы не видим «опасности» для доли рынка инсулинов компании Novo Nordisk». Правда, далеко не все эксперты высказывают столь мрачные прогнозы. Айдар Ишмухаметов, председатель совета директоров ГК «Ремедиум», полагает, что препарат, который планируют выпускать «Биотэк» и Tonghua Dongbao Pharmaceutical Company, имеет все шансы на серьезную долю рынка. По его словам, «это связано, во-первых, с тем, что играть он будет в госпитальном сегменте, а в условиях реформы системы здравоохранения и исходя из ее идеологии — инсулин является приоритетным по оплате. Второй важный момент заключается в том, что новый препарат будет доступным по цене. К тому же при производстве в России возможна организация более четкого контроля за качеством препарата. Видимо, это как раз те факторы, которые позволяют производителям надеяться, что объем продаж инсулина станет существенным в достаточно короткие сроки». Окончится ли очередным скандалом новая попытка запустить производство пресловутого препарата в России или на этот раз инсулин приживется в нашей стране — покажет время.

www.profile.ru


Смотрите также